Комментарий автора

Комментарий автора к статье "Феномен Eurodance: взгляд из России".

 

Меня легко поймёт тот, кому приходилось "доводить" рабочий проект с нуля до стадии выпуска. Приятно закончить работу и удовлетворённо потянуться. Подчистить, подправить, навести глянец.

С другой стороны я испытаю некоторую неловкость, если "Феномен евродэнса" прочтёт какой-нибудь профессиональный культуролог или философ. Мне будет стыдно, если он поймёт её как самостоятельную статью, а не как крупный интернет-постинг, потому что "критическая составляющая компиляции намеренно сглажена в силу ангажированности контент-ресурса".

Я поясню.

Девяносто лет прошло, как Шпенглер предсказал эпоху индивидуалистического произвола, эклектизма и фальши, конец стиля, принципиальную невозможность большой формы и большого жеста. Сорок лет прошло, как расцвёл минимализм, обрушив планку культурных претензий предыдущих столетий. Да так, что к концептуализму, поп-арту и абстракционизму мы сегодня относимся с большим уважением, потому что сегодня у нас и этого практически нет! Общество не нуждается в новом искусстве, развитие западной культуры притормозилось. Как сказал Горохов: "Максимум претензий наиболее творческих людей ограничивается саундом, медитацией, вслушиванием, потоком, покоем, самореализацией и расширением сознания".

На наших глазах разворачивается "эра Водолея" в интерпретации нью-эйджеров. Новый мир борется со старым, инь против янь:

-        Принципы государственного устройства западной демократии и абсолютный культ частной собственности против принципов исламского религиозного фундаментализма и пассионарности; и хитромудрое византийство с православием на развалинах "совка" между ними.

-        Рациональность, твёрдость, нацеленность на массовое производство, доминирование технологии, централизация и научная экспансия против экологической перспективы, гибкости, плюрализма, неоязыческой духовности, нацеленности на внутреннюю гармонию,  самоорганизацию, самореализацию и расширение сознания.

-        Поиски и следование великой цели, достойной всего человечества, против мелко-частного устройства жизни каждого человека, из которых это человечество складывается.

Это часть борьбы между представлениями, каким должен быть окружающий мир, как его нужно видеть, интерпретировать. Борьба за установление правил игры, результатом которой будет принятый вектор развития человечества. И это не бессмысленные вопросы. Будет ли реализован проект глобализации в Давосском представлении, и центр финансовой и культурной активности сместится в Азию? Или восторжествует Pax Americana и девять десятых населения планеты будут трудиться на благо "золотого миллиарда"? Или арабские страны объединятся в транснациональное теократическое сообщество, затормозят развитие информационного мира, демонстративно противопоставляя свою культуру западному образу жизни? Или национальные государства окончательно рассыплются на финансово-технологические анклавы вроде Москвы, Силиконовой Долины, Восточно-Американской агломерации? Исход неизвестен. И распространение принципов нью-эйджа здесь сыграет свою роль.

Что для нас значит приход нью-эйджа? Мы не освоим ближайшие планеты, не выйдем в параллельные миры, не освоим энергию Солнца, не построим новые континенты, не сделаем ничего грандиозного, потому что распылимся каждый на своё усовершенствование, на достижение личной гармонии и комфорта, на интеграцию в сложную духовную общность, на оборудование индивидуальных пространств, мирков. Не будет никаких новых жанров и стилей в рамках уже известных искусств, никаких технических скачков (разве что по случайности), но будет просто "развитие высоких технологий" - вслепую - ограниченными ресурсами - есть разница! Не будет великих лидеров. Проблемы взаимодействия подчёркнуто эгоистических индивидуальностей резко осложнят реализацию любой глобальной идеи, потому что каждый будет тянуть одеяло на себя. Глобальная идея - это не абстракция. Глобальная идея - это конкретные действия вроде изменения или стабилизации климата, это борьба с вирусной и бактериологической опасностью (СПИД, атипичная пневмония, птичий грипп и пр.), это противостояние неожиданной опасности из космоса, это освоение Луны, это отказ от углеводородной энергетической зависимости цивилизации и т.д. Зато самореализация, и расширение личного сознания достигнут невиданных высот.

А при чём тут музыка, при чём тут культура? Так ведь пришёл конец развитию культуры в прежнем представлении, это уже двадцать лет обсуждают. Художники и композиторы не вымерли, но перестали претендовать на внимание к себе и своим "проблемам"; они играют в узком кругу по своим правилам в надежде на спонсорство; в широком кругу сегодня играют продюсеры. Мы пришли к зависанию, залезли в болото. Самое видимое достижение - многократная деконструкция и новая сборка произведений (искусства?) из останков старых идей. Над культурным "болотом" стелется туман постмодернизма. Болото - это нью-эйдж. А постмодернизм показал, что Реальности не существует, есть только гипертексты, описывающие различные виртуальные реальности. То есть Абсолюта нет. Нет стержня, на котором можно строить новые культурные фундаменты. Нет сопротивления окружающей среды, есть терпимость или безразличие.

Так вот, я к чему про это пишу. Минимализм техно и хауса 90-х годов - это не экспериментальный, творческий минимализм в рамках модернизма 60-х, не культурное явление, пусть даже неоднозначной ценности. Минимализм техно и хауса 90-х - это чистая симуляция модернизма 60-х, иллюзия качественного культурного достижения. Потому что все музыкальные ходы, партии, пассажи технохауса - это деформация написанного в 1980-х годах музыкального материала, уже к тому времени структурно вторичного, вся новизна которого заключалась в работе с тембром. Сегодня творческий акт - сочинение и исполнение музыки - назван производством музыки, и это производство поставлено на конвейер. Как на заводе. И технохаус на этом заводе занимает один из самых дешёвых и экономически выгодных цехов, потому что использует ограниченный набор клише, заготовок, матриц и схем, управляемых принципиально недорогими компьютерами. И вся модификация - создание новых направлений внутри технохауса - аналогична созданию автомобилей "Нива-Шевроле" или какой-нибудь "Нива-Атака", отличающихся между собой только декоративной решёткой радиатора...

И вот в 1992-м году этот культурно вторичный и третичный технохаус порождает (а точнее, вырождается) в Eurodance - в лучших традициях деконструкции и постмодернизма и с нью-эйджерской концепцией PLUR. То есть в культурное явление третьего и четвёртого порядка! А я как культуролог берусь его позитивно анализировать как достойную цель!

Это было бы оправдано, если бы я стоял на позициях "нового мира", нью-эйджа, глобальной "болотной" сети. Тогда я молодец - участвую в строительстве новой цивилизации на скелете западной демократии, вбиваю гвозди в крышку гроба буржуазного индустриального мира. Но стою ли я на позициях нью-эйджа? Индустриальный мир и так ушёл в прошлое, но насколько меня устраивает то, что строится вместо него?..

В завершение отмечу, что статьёй "Феномен евродэнса: взгляд из России" как полевым исследованием я доволен. Чего в ней не хватает, так это хотя бы однократного изменения "угла видения" и расширения "семантического спектра рассматриваемого вопроса". Что и было сейчас выполнено.