Вернётся ли молодость?

4.2.2 Вернётся ли молодость?

Ещё один год остался позади и я опять в недоумении по поводу того, что на данный момент является понятием "танцевальная музыка"? Есть ли она вообще? Нет, возвращения евродэнса уже никто не ждёт, но то, что пылится на полках музыкальных магазинов и киосков наводит на отвратные мысли о полном упадке танцевальной культуры. Поиск танцевальной музыки для меня напоминает золотые прииски: приходится покупать несколько MP3 или CD для того, чтобы "отмыть" из большой кучи барахла несколько симпатичных вещей.

Zeit 2005.

Боюсь, что прежний евродэнс (то есть именно дискотека 90-х) в своем привычном обличии не вернётся. Единственное, что может вернуться, это женский вокал в припеве и мужской рэп в куплете под танцевальный ритм. Но того духа, который был в 90-х годах, уже не вернуть.

DenNV 2007. Почему Eurodance умер?

Евродэнс не вернётся. Никогда. Рок-н-ролл вернулся? А панк? А диско? Чем евродэнс отличается?

DJ Comm 2005. Сущность евродэнса – размышления о главном.

Итак, когда же вернется Eurodance? Куда вернется? Откуда? И для кого? Вопрос заключаетсяв другом: когда вернемся мы в свою молодость? Ответ мы знаем.

DiVinyl 2006. В каком году вернется евродэнс?

Говоря об этом, буду субъективен. Не могу отвечать за всех. Давайте представим себе  фантастическую ситуацию, что евродэнс вернулся в старом виде, каким он был в 1993-1995 годах. Буду ли я рад этому?

Сначала я, конечно, удивлюсь и обрадуюсь. Но потом задумаюсь и загрущу. Да, евродэнс всё тот же, но я изменился. Вокруг меня нет больше студентов, лекций и каникул, нет беззаботности и пофигизма. Нет тех людей, которые ценили евродэнс вместе со мной – кто-то уехал, с кем-то наши дороги разошлись, кто-то стал абсолютно безразличен к музыке. Нет больше тех девушек, среди которых я выбирал, нет неограниченного флирта, нет ярких эмоций – во-первых, я уже выбрал, во-вторых выбрали их, а те, кого не выбрали, мне и вовсе не нужны.

Это всё равно, что опять ходить в школу в 30 лет. Безнадёжно и не естественно.

Хотим ли мы возвращения Eurodance как музыки или мы хотим возвращения своих чувств, ощущений, надежд, действий, которые мы совершали и переживали, пока его слушали? Ответ на этот вопрос у каждого будет свой.

Единственное, что меня порадовало бы с возвращением Eurodance – это возвращение мелодии. Мощного бита, рэпа и женского вокала сегодня и так в достатке. А необычная мелодия сегодня в дефиците.

Что-то из евроденса как музыкального направления может вернуться. Потому что почти невозможно придумать что-то новое внутри электроники, на стыке техно и поп-музыки. То, о чём говорят Горохов и Троицкий – это не новость, это факт. И если это кому-то неочевидно, то ему нужно лишь время, чтобы это увидеть:

Сложный и более длинный ответ о смысле эпохи техно выглядит так.

Иногда слушая старый хип-хоп начала 80-х, вздрагиваешь – на заднем плане идёт стопроцентное минимал-техно. Тот же самый бит, тот же самый саунд. Как если бы ты всматривался в дагерротип середины 19 века и среди многих лиц увидел лицо девушки, с которой только что познакомился.

Иными словами, эпоха техно циклически замкнута. Очень часто говорят о поступательном движении музыки вперёд, о развитии техники, о развитии саунда, каждый отдельный трек неостановимо шагает вперёд, но на самом деле мы топчимся на месте и смотрим назад.
Наше движение вперёд есть движение по карте, нарисованной в прошлом. Мы движемся внутри старой музыки, мы не можем из неё выйти, нам некуда из неё выйти. Мы приговорены к ретро.

До эпохи техно казалось, что музыкальные эпохи, стили, моды и выдающиеся личности сменяют друг друга, постоянно появляется что-то новое, то, чего не было раньше. Техно обнажило тот факт, что действительного нового ничего нет и не будет. Мы плутаем внутри лабиринта: конечно, мы не помним, проходили ли мы мимо этого поворота или нет, потому может возникать незнакомая ситуация, но сам лабиринт в целом вовсе не простирается бесконечно, он замкнут.

И касается это, безусловно, далеко не только техно или электроники, то же самое относится ко всей современной музыке.

Андрей Горохов. Немецкая волна.

Из кризиса локального музыкальная индустрия перешла к кризису системному: с начала 21 века продажи аудио- и видеоносителей стремительно падают, и как из этого положения будет выходить музыкальный бизнес – до сих пор не вполне ясно. По всей видимости, он будет вступать в какой-то симбиоз с Интернетом, мультимедиа- и телекоммуникационными компаниями. Причём, что тоже важно, не в качестве главного, а в качестве поглощённого элемента. Уже сейчас этот процесс можно наблюдать на примере отношений основных музыкальных издательств с контент-провайдерами, распространяющими музыкальный продукт, адаптированный для мобильных телефонов.

А.К.Троицкий. Я введу вас в мир Поп.