Воспоминания о Евродэнсе.

orig
Однажды мама мне сказала, то ли просто так, то ли с далёким умыслом: «А ведь наступит время, когда и ты станешь вспоминать песни своей молодости». Для меня, пятнадцатилетней, её слова показались какой-то неведомой дичью. Я жила сегодняшним днём, и если будущее для меня более-менее вырисовывалось, то вот прошлого я за собой никак не чувствовала.
К сожалению или к счастью, но через пятнадцать лет случилось всё практически так, как мама и говорила.
 
 
© Copyright: Наталья Nat Дрозд
 
 
Как человек, давно и долго анализирующий человеческие пристрастия к музыке, могу сказать, что зачастую на формирование определённого музыкального вкуса влияет некая стартовая позиция, музыка, с которой у человека всё вообще началось. Если человек достаточно прогрессивен, оттолкнувшись от этой площадки, он понемногу начинает развиваться, и его вкусы мутируют. Но первая любовь всегда остаётся неизменной. Ведь с этой музыкой связаны воспоминания, а воспоминания не подвержены моде и хит-парадам.
Когда я поняла, что музыка значит для меня намного больше, чем я это предполагала, господствовали годы Евродэнса. Для тех, кто совсем не в курсе, что это за дичь, скажу вкратце – это танцевальный стиль музыки, зародившийся в Европе в начале девяностых и в конце девяностых пошедший на резкий спад. В Интернете спорят до горячки, каковы же именно истинные черты и особенности этого стиля, но для меня всё достаточно ясно. Быстрый, скачущий ритм, обилие драм-машины в аранжировках, электронные проигрыши, мужской рэп-речитатив и мелодичные женские подпевки. Так как стиль создавался большей частью для дискотек, особым смысловым уровнем тексты песен не блистали. Но об этом – попозже.
В создание евродэнса включился коллективный европейский разум, но и среди участников альянса наметилось некое неравенство. Некоторые страны резко ушли в отрыв, а некоторые так и остались аутсайдерами. Локомотивами «перестройки» глобального музыкального создания стали две довольно близкие географически, но весьма различные по менталитету державы – Швеция и Германия. Исключив как профнепригодный, родной язык, родственники-германцы бросились в волны сильно упрощённого английского, к счастью, практически всегда звучащего без акцента.
Были и такие страны, о достижениях которых в продвижении модного дэнс-направления никто ничего и не слышал. Италия, ещё в восьмидесятые сумевшая создать что-то вроде подкаталога под названием «итальянское диско», на почве Евродэнса взрастила только мелкие ростки. И это при всём при том, что евродэнс, по сути, органично стилистически вырос из незабвенного диско 80-х.
Если Италия худо-бедно отстаивала свои позиции такими командами, как Capella и Ice MC, а Швейцария гордо возносила на стяг талантливого музыканта DJ Bobo, в миру именующегося просто Рене Бауман, то высокомерная Англия лишь предприняла попытку влиться в общеевропейскую вечеринку.
Англичане – особая нация. Островное положение отразилось не только на их быте и традициях, но и музыке тоже. Уже в ту пору британцы усердно корпели в своих алхимических лабораториях над созданием формулы идеального брит-попа, и им было как-то не до Евродэнса. Звездой во мраке стала женщина с уникальным голосом и распространённым у бриттов именем Abigail.
Самая загвоздка заключается в том, что кроме одной-единственной композиции «Don’t you wanna know» Евродэнсом в её единственном соло-альбоме назвать нельзя практически ничего. Это танцевальная попса, умело сварганенные ремиксы, добротный синти-поп, натеренированый на Pet Shop Boys, но не искомое. Однако сингл имел фантастический успех, и справочники до сих пор зачисляют повзрослевшую Abigail в анналы Евродэнса. Ныне обладательница томного контральто исполняет нечто в духе кантри, но кроме как на её личной страничке в MySpace услышать её пока нигде не удаётся.
Если вернуться к странам, которые хотели, и могли, но каким-то образом прозевали свой шанс взорвать европейские дискотеки, то сюда без колебаний можно отнести Финлндию с их Aikakone и Waldoo People. О существовании таких очень-очень близких, но всё равно – своеобразных команд знает только упёртый меломан. Тем не менее, Aikakone записывает новые синглы, весьма далёкие от оригинального евродэнса, а Waldoo People, которому не мешают тексты на финском, в этом году собрался штурмовать Евровидение.
Россия тоже попробовала свои силы в Евродэнсе, правда, сообразила она практически в последний момент. Ди Бронкс и Натали создавали добротный, немного дырявый по аранжировкам, но вполне качественный продукт. Их песни на английском отлично подошли бы для любой европейской дискотеки. Нетривиальные темы, сильный голос Натали и индивидуальная манера чтения рэпа на русском – однако, всё это продлилось недолго. Второй альбом группы знаменовал уход в уже знакомый всем «совок», после чего наступила и вовсе торжественная тишина.
Если вспоминать Швецию с её парадоксальным садом умелых продюсеров и талантливых композиторов, то рискуешь обчесться в упоминании успешных танцоров Евродэнса. Именно на этом уровне возникает вопрос – а реально ли было команде, гнавшей один танцевальный хит за другим, по мере вымирания стиля, сохранить популярность? Ответом на этот вопрос легко станут три шведских проекта: E-Tape, Basic Element и Pandora.
E-Type с её бессменным лидером, бывшим, кстати, рокером, Мартином Эриксоном, штурмовал музыкальный мир с патриотично названным альбомом «Made in Sweden», где в качестве вокалистки зажигала знойная турчанка Динарин Ди. Именно благодаря её отчаянному, стильному вокалу стандартные ходы Евродэнса окрасились в цвета индивидуальности. Да и сам Мартин с его богатой музыкальной фантазией не подкачал. В последующем творчестве, полном экспериментов, он испробовал всевозможные звучания, фишки, звучки, мотивы – от русского до арабского, и сумел выехать на гребень популярности уже после логичной кончины Евродэнса в конце 90-х, как ни странно, на том же самом Евродэнсе. Парадокс группы заключается в том, что её голова и мозг сумели обработать особые танцевальные ходы, современизировать их и тем самым остаться последними из могикан в этом жестоком мире музыки.
Basic Element с мозгом по имени Петрус долго менял вокалисток, слегка экспериментировал со звучанием, на какое-то время ушёл на покой, чтобы оценить ситуацию, и буквально совсем недавно вернулся… с тем же самым Евродэнсом, только немного более приглаженным посредством новейшего музыкального оборудования. И не беда, что последние синглы более всего популярны у соседей-скандинавов: Basic Element, пройдя долгий путь, доказал, что Евродэнс ещё можно возродить. Надо лишь немного умения и терпения.
Госпожа Pandora, в миру зовущаяся Аннели Мангуссон, была беспрекословным хит-мейкером Евроденса её «Don’t you know» до сих пор крутится на дискотеках в новомодной обработке. Потом девушка пошла по пути, который чаще всего выбирали музыканты, исполнявшие Евродэнс: она перешла на лёгкую танцевальную попсу, отлично сфабрикованную хотя бы за счёт шведской национальности продюсеров и музыкантов, избавилась от рэп-подчитки и стала самостоятельной единицей. Вот только, несмотря на все её усилия, гастроли по Скандинавии и раскрутку в Японии, былого успеха уже как не было, так и нет. И это – ещё один вариант музыкальной жизни после смерти Евродэнса.
Страна-лидер всевозможных проектов для дискотек – Германия, не стеснялась приглашать варягов для лучшего осуществления своих наполеоновских планов. По большому счёту, как минимум один из участников забойного дэнса (а группы подобного формата включали в себя рэппера и девушку для подпевок) не являлся уроженцем музыкального государства Дойчланд. Так, рэпперы из Pharao и Imperio хоть и пели по-английски, а в жизни старались изъясняться по-немецки, происходили из жаркой Африки, о чём не трудно догадаться, рассматривая старые снимки. Вокалистка Pharao Кира Фарао не скрывала своих истинно египетских с примесью индийских корней. Для забойной группы La Bouche немецкие продюсеры пригласили американцев – Мелани Торнтон и Лэйна; американкой была чернокожая вокалистка культовой команды Culture Beat Таня Эванс, а задорная смуглянка Ольга Сауза, иначе именуемая как Corona, приехала покорять Европу из Бразилии. Швед Dr. Alban даже в песнях и аранжировках не скрывал своих глубоко африканских корней, а один из пионеров Евродэнса, тоже чернокожий Captain Hollywood, являлся ещё одним американским варягом на европейской почве.